Похитители деликатесов — исконный промысел табангуа

Гнезда морских стрижей считаются изысканным лакомством и источником молодости. На Филиппинах их собирают на скалах, меняют на ром и рис, а в Гонконге продают по 10 тысяч долларов за килограмм.

Филиппинский архипелаг Палаван и табангуа

Исконный промысел табангуа

Филиппинский архипелаг Палаван, расположенный между островами Миндоро и Борнео, — это 1780 скалистых островов и островков и более 2000 километров причудливо изрезанного побережья. Население главного острова Палаван едва ли насчитывает 50 тысяч жителей. Зато здесь обитает более 600 разновидностей бабочек, 200 видов птиц и множество редких животных, среди которых есть и такая экзотика, как красная панда, мышиный олень и чешуйчатый муравьед. Первые европейские путешественники ступили на филиппинскую землю в составе экспедиции Магеллана, который высадился здесь в 1521 году и провел несколько недель по пути на Запад. Его спутники отмечали в своих записках, что жители Палавана занимаются земледелием, для охоты используют трубки, из которых особым образом выдувают ядовитые стрелы, а договоры предпочитают скреплять кровью.

Лучший туристический маршрут

Для современных любителей странствий Палаван открыл Жак-Ив Кусто, который прошел вдоль побережья острова с несколькими подводными экспедициями и назвал здешние морские пейзажи самыми завораживающими на планете. В начале 90-х годов прошлого века Палаван получил статус биосферного заповедника, а в 2007-м поднялся на первую строчку туристического рейтинга National Geographic Traveler как лучший туристический маршрут среди островов Юго-Восточной Азии.

Исконный промысел табангуа

Красоту острова оценили и кинематографисты: здесь снимался ряд сцен «Завтра не умрет никогда», одного из недавних фильмов бондианы. Из всех природных богатств главным здесь считается так называемое «белое золото», или «азиатская икра» — это гнезда морских стрижей (саланган), большой деликатес, который в Гонконге стоит до 10 тысяч долларов за килограмм.

«Белое золото» Азии

В отличие от обычных стрижей, которые строят гнезда из веток и травы, саланганы гнездятся на морских скалах и свои жилища сооружают из водорослей, мальков и рыбьей икры, скрепляя строительный материал собственной слюной. Это оригинальное сочетание азиаты считают панацеей от всех бед: по здешним поверьям, гнезда морских стрижей не только помогают бороться с болезнями, но и возвращают молодость. Их считают афродизиаком, а некоторые даже верят, что их целительная сила способна излечивать такие смертельные заболевания, как СПИД.

Исконный промысел табангуа

Сбор гнезд — исконный промысел табангуа, одного из племен аборигенов Палавана. Табангуа на архипелаге не больше 10 тысяч человек, и живут они в основном в центральной части Палавана. Об этом говорит само название племени, которое переводится как «люди с внутренних равнин». Ремесло разорителей гнезд передается из поколения в поколение, равно как и другая тайна: место скопления больших колоний морских стрижей. Мальчики племени табангуа впервые выходят на промысел вместе с отцами и старшими братьями, у которых учатся карабкаться по скалам в поисках гнезд. В свой первый рейд за гнездами подросток отправляется лет в пятнадцать. Ему предстоит научиться не только ловко взбираться по отвесным скалам, удерживая на плече огромную корзину, но и безошибочно обнаруживать в скальных трещинах молочно-белые полумесяцы птичьих гнезд, а затем осторожно, не повредив, извлекать их из этого убежища.

Опасное ремесло

Ремесло считается трудным и чрезвычайно опасным: в первые недели работы неопытному новичку приходится надеяться лишь на помощь старших товарищей и древнего бога Мангиндусы, который, по поверьям табангуа, сидит на облаках, осеняя правой рукой землю. Мангиндуса — глава многочисленных древних богов местного пантеона, которым язычники табангуа поклоняются по сей день.

Если охота за гнездами пройдет удачно, товар продадут китайским и гонконгским перекупщикам. От них он попадет в дорогие рестораны, где из гнезд приготовят знаменитый суп, или к представителям традиционной восточной медицины, использующим слюну саланган в популярных средствах для повышения потенции и лекарствах от СПИДа, в действенность которых верят многие жители Юго-Восточной Азии.

Исконный промысел табангуа

Эти удовольствия не из дешевых: добытые в Китае гнезда стрижей стоят в Гонконге до 2 тысяч долларов за килограмм. Но палаванские гнезда считаются продуктом высшего качества, поэтому они впятеро дороже обычных. Эти цифры, правда, ничего не значат для представителей племени табангуа с их традиционным, почти первобытным укладом жизни. «Нам не нужны деньги, так же как не нужна обувь, которую мы никогда не надеваем, — говорят разорители гнезд. — Мы собираем гнезда, чтобы не угасли традиции наших отцов, дедов и прадедов».

Древний ритуал

Жизнь племени табангуа действительно строго подчинена ритуалам. Как и их предки, они занимаются примитивным земледелием и дают клятвы на крови. Как и их предки, дважды в год — в январе и мае — они просят Мангиндусу о том, чтобы он даровал им солнце, успокоил ветер и не слишком сильно заливал дождями рисовые поля. Так же, как их прадеды, они ежегодно проводят священный ритуал рансэй для защиты племени от эпидемии и болезней. На этот древний ритуал табангуа собираются в декабре, в четвертую ночь после полнолуния: танцы, молитвы и жертвенные церемонии проходят на берегу реки Аборлан, куда в священную ночь приходят тысячи туземцев. И так же, как их предки, мужчины табангуа каждый день карабкаются на скалы, чтобы собирать гнезда морских стрижей.

Исконный промысел табангуа

Урожайные места, где в скальных трещинах живут огромные колонии птиц, — одна из главных тайн табангуа. Кроме самих сборщиков, никто точно не знает, где именно собирают «белое золото» Палавана. Лишь некоторые перекупщики, год за годом ведущие дела с островитянами, имеют весьма приблизительное представление о местах сбора гнезд. Впрочем, даже раскрыв этот секрет, вряд ли кто-то решится составить конкуренцию аборигенам, бесстрашно штурмующим отвесные скалы, на которые решится взобраться не каждый альпинист.

Сезонный промысел

Добыча гнезд стрижей — промысел сезонный. «Урожай» собирают с февраля по апрель: в эти месяцы мужчины племени с утра до ночи пропадают в скалах. У стрижей саланган на строительство одного гнезда уходит около 40 дней, и в сезон сбора гнезд птицам приходится перестраивать свои дома по 3-4 раза. В мае саланганы начинают откладывать яйца, и с этого момента разорять гнезда нельзя, иначе птицы могут навсегда покинуть обжитые места. Летом и ранней осенью, пока обитатели скал выкармливают птенцов, сборщики гнезд отдыхают от своего промысла, занимаясь другим, столь же традиционным для аборигенов ремеслом — рыболовством.

Исконный промысел табангуа

К ноябрю молодые стрижи покидают гнездовье, и тогда табангуа вновь приходится переквалифицироваться, на сей раз в лесничих: почти два месяца они тщательно исследуют наскальные птичьи поселения, расчищая облюбованные пернатыми трещины и отверстия в камне от веток, сухой травы и прочего мусора, чтобы подготовить места для будущих жилищ саланган. Старые гнезда сборщики не трогают: за несколько месяцев птенцы оставляют в «родительском доме» слишком много пуха, помета и непереваренной пищи, из-за чего продукт безвозвратно теряет как товарный вид, так и потребительские свойства. А в феврале мужчины вновь вооружаются корзинами и отправляются в секретные места, где к скалам гроздьями лепится «азиатская икра» Палавана. Этому циклу мужчины табангуа исправно следуют уже многие столетия.

…Каждый вечер, когда солнце клонится к закату, сборщики спускаются со скал на побережье. Они располагаются в ряд на песке, каждый с деревянными весами и импровизированными гирьками, роль которых выполняют старинные увесистые монеты. К вечеру здесь появляются китайские и гонконгские перекупщики, прибывшие с соседних островов. Их лодки тяжело нагружены бутылками со спиртным, крупами и табаком. Ведь табангуа действительно не нужны деньги: плату за свой товар они предпочитают брать натурой: ящиками пива, бутылками рома, мешками риса и блоками сигарет. Их вовсе не волнует, что где-то в далеких городах на их уникальном товаре кто-то заработает состояние. Главное — в этом году, как и прежде, они выполнили заветы предков, собрав со скал Палавана «белое золото» Азии.