И целого мира много: исповедь кота-путешественника

Будь проклят тот день, когда были придуманы путешествия с котами

Последователи нового модного движения Adventure Cats уверены, что домашние коты «могут познавать мир вместе со своими хозяевами». Но мейн-кун Яша категорически не согласен «резвиться в песчаных дюнах», «плавать на лодке» и «покорять снежные вершины».

И целого мира много: исповедь кота-путешественника

Было время, когда она уезжала в отпуск одна и меня с собой не тащила. Честно говоря, в ту пору я просто обожал ее отпуска. Как только она стягивала со шкафа синий чемодан, меня распирало от восторга. Не хуже, чем от тунца в консервах.

Эти 14 дней, когда ее нет, полны смысла. Наконец-то я чувствую, что живу, а не существую. Сплю на кухонном столе. Потом сижу на форточке и охочусь на голубей, пасущихся на асфальте далеко внизу. Не рискуя быть стянутым с форточки куда-то вниз, в серые будни, за задние ноги. Наконец, две недели хожу несчастный. В сколтунившихся штанах, с залоснившимся хвостом. Как мужик. И деру диван не украдкой, а с высоко поднятой головой, в которую не летит ни одна тапка. А еще загоняю в черную дыру под этим диваном всё, что плохо лежит. Оттуда еще никто никогда не возвращался.

И целого мира много: исповедь кота-путешественника

Но у любого подоконника, как известно, две стороны. На одной можно поспать, на другой – нельзя. Так и в случае с ее отпуском. Эволюционно кот пока не приспособлен почесать самого себя промеж ушей, но громадный мудрый небесный мейн-кун наверняка работает над этим. Правда, поскольку он спит 18-19 часов в сутки, а в остальное время ест или сеет хаос, дело идет медленно. Так что без человечишки коту пока никак.

Короче, пока она ездила в отпуска без меня, всё шло гладко. Как по маслу, в котором плавает тунец в естественной среде обитания. И тут вдруг она вычитала про путешествия с котами. Якобы все эти годы я скрывал, что мое предназначение – не лежать на батарее, а позировать для Instagram посреди Тропы смерти на горе Хуашань. И началось.

И целого мира много: исповедь кота-путешественника

«Пожалуйста, не хватайте своего кота и не тащите его насильно с собой в поход. За дверью для него начинается совсем другой, потенциально страшный мир. Важно делать это постепенно и никуда не торопиться», – говорится в пособии для начинающих мучителей. Так что первым же лифтом я отправился в ближайший парк. В унизительном ошейнике с поводком! Раньше, сидя на форточке, я не раз видел далеко внизу микроскопических псов. Их куда-то волокли на веревочке, а я сверху дьявольски над ними хохотал. Оказавшись в их положении, я начал кататься по полу и лезть из кожи вон. Но вновь стать свободным и гордым, как тунец до консервации, не вышло. Рабское ярмо только впилось глубже.

Затем меня затолкали в переноску. Кот в мешке – подумаешь, какая ирония! Если бы к переноске вдруг подошел кто-нибудь, похлопал по ней и спросил, жив я там или мертв, я бы и не знал, что ответить.

Когда через 15 минут чудовищного лязга замок открылся, оказалось, что в переноске не так уж плохо. «Котик, перед тобой целый мир, а ты забился в грязную торбу», – укоризненно твердила она. Ну не знаю, не такая уж грязная.

И целого мира много: исповедь кота-путешественника

Кончилось тем, что меня просто вытряхнули в окружающую среду. На полусогнутых лапах я опрометью пополз в сторону ванны, под которую я обычно забиваюсь в экстренных случаях, но никакой ванны не было.

Всё свое первое путешествие я просидел в кустах. Зато успел увидеть все основные достопримечательности – качели с человечьим детенышем, кусок озера, заскорузлый бок Дворца молодежи и целого пса. А потом прилетели голуби. «Котик, ты же так любишь ловить птичек», – обрадовалась она, еще надеясь меня чем-то пронять. Но я не подписывался на таких голубей. С моей 17-этажной колокольни они меньше и симпатичнее – просто темные точки на асфальте. А тут были какие-то чудовища.

И целого мира много: исповедь кота-путешественника

Под конец меня вытащили из кустов силком. В переноске я тут же отключился и очнулся уже под ванной. Клянусь, не помню даже, как я туда попал. Здесь, у теплой трубы, в прекрасной темноте закончилось мое первое путешествие в этот ваш целый мир. И вот что я вам скажу: я не дал бы за него даже погрызенную игрушечную мышь. Что вы вообще в нем нашли?